СССР - Современный Служебный Спортивный Ризеншнауцер

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Типикина опять болтает.

Сообщений 631 страница 659 из 659

631

http://f23.ifotki.info/org/c9258de8d1f472c4d62068259ab7fca35f3787302221938.png

вот впечатление сегодняшнего утра!
вернулись с Брунечкой из окружного прогулочного похода по нашей Петроградской. Сваяла наскоро демотиватор, Великий  пост все таки на дворе.......
  :rolleyes:

и атеист уверует, видя над головой такое вот...
молиться станет непременно.
от кого еще ждать защиты и попечения? Только у небесных сил просить....чтоб МИМО головы оно упало

+6

632

несколько выбивающееся из темы про СССР изображение.......  :crazyfun:  просто так. для веселухи.

http://s3.uploads.ru/t/Y02tr.jpg

+14

633

эти великолепные  фото я продублирую и в своей теме. Фото с трассы  мне Сидоровы прислали на доброе утро. :D
Когда стенет известно имя автора  замечательных фотографий - немедленно дополню пост. именем автора , а пока сообщу что фото  из тырнета, от фотогорафов - любителей ездового спорта. Очень, ОЧЕНЬ  благодарна фотографу за эти  прекрасные красочные снимки спортивной упряжки с черным бородатым лидером!

http://f23.ifotki.info/org/f07184a2468f2958aa09c45a613f31015f3787302295536.jpg

http://f23.ifotki.info/org/ab4f1fff3850af733a178047040de4575f3787302295741.jpg

+23

634

а это уже я по горячим следам нашла автора фото ВКонтакте и он разрешил мне опубликовать его фотографии на нашем форуме.

старт черной ракеты  автор фото:  Владислав Тябин, город Владимир.

Примите нашу искренюю благодарность за ваши великолепные фото ризеншнауцера, Владислав!

К черным ракетам на гонках невелико бывает зрительское  внимание, замечают( с удивлением!)  этих собак уже только на пъедестале...

http://f23.ifotki.info/org/d88df373a657b32de222a61900500a195f3784302676298.jpg
http://f23.ifotki.info/org/e56eed03f880c6ef43323d87a1b4083e5f3784302676361.jpg
http://f23.ifotki.info/org/bd23cdb34fd8c798f6160a515ffd87255f3784302676427.jpg

ПС: все по - взрослому, на фото Васена стартует на Нэри без помощи взрослых и управляет своей бешеной  машиной на старте она сама.

+28

635

Сегодня прочитали страшную историю на снегу:

Один маленький человек шел куда то себе по делам, но внезапно и сильно испугался возникшей опасности!
Маленький человек резко передумал идти туда, куда спешил. Он метнулся (почти под прямым углом) прочь от настигающего сумеречного кошмара.

Но...... ужасное, большое, крылатое камнем  упало на него  с неба и увы. Накрыло , прихлопнуло его свысока, прочертив длинную борозду в снегу. Все. История маленького человека окончилась.
Еще раз это страшное крылатое коснулось его тельцем земли и уже  окончательно уволокло свою добычу в небеса, более не оставив никаких земных следов на этой снежной полянке.
в двух словах : сова поймала маленького грызуна.

http://sg.uploads.ru/t/bG8tM.jpg
http://s5.uploads.ru/t/kmuWZ.jpg
http://s7.uploads.ru/t/z7VCT.jpg

+13

636

а Бруночке и  пофигу страшная история о маленьком человеке ...бесчувственная какая. :'(

http://sd.uploads.ru/t/y5Wud.jpg

+12

637

https://youtu.be/dq6YEvV8hG0



наконец сняла (и три раза подряд за один вечер)  коронный выход Бруны  на сцену из за печки.
с ее традиционным душещипательным номером " ПАМАЖЫТИ ЛЮДИ ДОБРЫИЕ"

один из трех роликов выкладываю на обозрение.

Владельцев собак, так или иначе связанных с дрессировкой, я прошу обратить внимание только на одно: прикол этого видео не в том, что собака вымогает лакомство, принуждая меня к размену ее предмета на мой вкусняк.

" ой, да моя собака тоже приносит мне за кусочек свою игрушку" - это делают ВСЕ собаки. Просто все кому не лень и на это не надо большого собачьего ума.

Но покажите мне, пожалуйста, собаку, которая получив желаемое вознаграждение в миску, уносит обратно в пасти эту миску с лакомством, вложенным в нее.
...........................................................................................................
фишка этого видео - ТОЛЬКО В ЭТОМ, что собака использует предмет не как повод для размена этого предмета на лакомство, а использует силиконовую миску совершенно осмысленно: КАК ОРУДИЕ ТРУДА и выгодного промысла..:))) Это не механически разученный трюк( да и команд я на видео не даю) , это ее собственное эврикидальное решение, которое я лишь только поддержала.

Ксенька ее летом поощряла носить в этой походной складной миске разные предметы.  Например - доставлять  рулонную туалетную бумагу из кухни в туалет, по просьбам трудящихся. :D

и да, получалось! вот видео, жалко, нет. не всегда айфончик под рукой и не всегда он заряжен...

+17

638

мои горькие соболезнования всем родным и близким погибших и всем пострадавшим в кемеровском ТЦ.

непоправимая, чудовищная беда.

и все таки, обращаюсь: пожалуйста, ОЦЕНИВАЙТЕ САМИ  качество безопасности учереждений , чтобы помещение не стало смертельной ловушкой для вас и ваших детей.

не полагайтесь ни на какие  формальные разрешения: они в наше время и в нашей стране запросто покупаются.

в этом ТЦ, в этой пластиковой душегубке,  не было НИ автономных изолированных выходов, НИ наружных лестниц для эвакуации людей с торцов коридоров и с крыши.

игровые комнаты и кинозалы детского центра досуга были на самом высоком, а не на нижнем  этаже: это  - само по себе уже заведомое  преступление.

НИКОГДА НЕ ВХОДИТЕ В ЛИФТЫ даже при намеках на задымление! лифт - это шахта, весь газ и удушливая дрянь устремится именно в шахту лифта как в вытяжку.

Ни в коем случае  не позволяйте закрывать помещение, не оборудованное системой " паника", автоматически открывающими двери при нажиме , открывающими ТОЛЬКО НАРУЖУ, а не вовнутрь.

куда бы вы не вошли, уделите минуту вашим мыслям о том, как будете ПОКИДАТЬ помещение в случае тревоги.



Очень скорбные, горькие вести. Как часто наше праздное равнодушие и невнимание к деталям приводит к непоправимой беде.

Прими,Господи, во царствии твоем,  души детей погибших вчера такой страшной  смертью.

+11

639

Елена, можно тут напишу, ну уж тоже накипело.
Про троллей и им подобным согласна, таких судить надо, чтобы сами боялись.
Хочется вот еще о чем сказать.

На человеческой трагедии еще и пляшут другие - те, кто сейчас завывает о коррупции...

блин, да с себя надо начинать, поверьте, это цветочки, ягодки пойдут еще лет через десять, когда исчезнут повсеместно люди "старой школы". Нигде, практически ни на одном рабочем месте, ни в одном учреждении сейчас нет настоящих специалистов, которые понимают, что делают и несут за это полную, осознанную ответственность. Это огромная мина замедленного действия.

По роду деятельности общаюсь с инженерами, механиками, энергетиками, от рядовых до главных на самых разных предприятиях. Иногда волосы шевелятся от того, насколько люди не понимают того, с чем имеют дело. Они не знают базовых понятий, не говоря о том, чтобы называться "специалистами"!

Помните веселые истории о том, как на халяву сдавали сопромат, теормех, и тп, получая тройку ни за что, только за то, что пришел на двадцатую пересдачу и вымотал препода? Вот сейчас эти "заушники" подросли и стали начальниками. Везде. Полный развал инженерных ВУЗов, отсутствие специалистов- наставников на местах только начинает давать о себе знать. Строятся дома, работают предприятия, где "рванет" в следующий раз - предугадать невозможно, проверяй- не проверяй.

А об ответственности сейчас вообще не думают. Вообще думать - не модно.

Чего далеко ходить. Убирать за собакой - это ответственность? Неубранное говно несет вред здоровью окружающих, особенно детей, вплоть до самого серьезного? Да. Выполняет это кто-то? Хм... сами видим, весна.
Сколько потенциальных жертв? Больше, чем в Кемерово. Кого-то это волнует? Почти никого.

В общем, к чему я... Ответственность за случившееся лежит не только на чиновниках, владельцах и иже с ними, про кого трубят СМИ.
Она на всех.

Всех, кто привык не то что на авось полагаться, а даже не задумываться о происходящем вокруг, к сожалению, это большинство. От маленького "авось", от маленького уклонения от своих обязанностей, может вырасти огромная беда. Нужно оглянуться вокруг и просто подумать...

+11

640

Julik под каждым словом подпишусь!

для погибших людей и для родственников погибших время навсегда остановилось на отметке ДО.

какие к ним могут быть вопросы сейчас... никаких. бедные, бедные люди.

но вот вопрос к другим: Кемерово - город в котором огромное число людей прямо связано, или было связано  с инженерными и шахтными работами( где высочайший уровень соблюдения техбезопасности день за днем втемяшивает людям, почему даже пуговки на ширинке не должны быть стальными) .

и НИКТО из ДЕСЯТКОВ ТЫСЯЧ этих взрослых, искушенных, опытных людей , посетивших ТЦ с 2016 года,

НИ РАЗУ не задал прямого вопроса себе, администрации и властям:

ЧТО ДЕЛАЕТ игровой центр для малышей на ЧЕТВЕРТОМ этаже? 

ЧТО делать этим малышам, если пожар полыхнет где то ниже в условиях полного отсутствия эвакуационных бездымных шахт( аварийных выходов)  и наружных лестниц?

ЧТО ДЕЛАЮТ горючие токсичные материалы в детской комнате, когда любой ребенок, сперевший папину зажигалку может ей чиркнуть в этом ебаном бассейне - батуте?

ПОЧЕМУ в детском кинотеатре был всего ОДИН выход и даже он имел бункерную дверь, и не был не оборудован ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ системой" антипаника", автоматически открывающей двери наружу?

и главное...

ПОЧЕМУ взрослые люди, опытные шахтеры, отключили свои грамотные мозги и  целиком выключили ответственность , когда оставили свою детвору на чужой присмотр и удалились по делам.....

теперь конечно, валить можно на путина, коррупцию, прогнившую систему...
Отчасти, ЭТО ТАК: путин создал прогнившую систему административной коррупции и он, безоговорочно, несет за нее ответственность. За создание и поддрежание системы формализованного ручного управления и бумажной волокиты руководящего чиновничества - несет ответственность перед людьми и Богом господин В.В.Путин.  А каждый из нас - отвечает за свою область ответственности исполнения гражданских обязанностей.

НО ЧТО БЛЯТЬ?! О НЕЙ, о этой системе  ВСЕ ЭТИ ЛЮДИ НА ПЛОЩАДИ И В ТЫРНЕТЕ ВЧЕРА ПО ТЕЛЕЯЩИКУ УЗНАЛИ???? 
НИКТО НИКОГДА не предполагал, не думал  О ТАКОЙ СИСТЕМЕ  в КОТОРОЙ ЕЖЕДНЕВНО УЧАСТВУЕТ ЕДВА НЕ КАЖДЫЙ РОССИЯНИН ЛИЧНО и САМ?

эх.....типа ....жили мы жили в райской дипломатичной рыночной демократии и либеральнейшем законном государстве и тут: хуяк, и вот такой пердиманокль за одну ночь... утром встали - все не так.

+3

641

http://f23.ifotki.info/org/4af22e63a888a5c0158c13294dca73015b7a6e305768905.jpg

..
Цвета весенней петроградчины.

+11

642

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

вот такими чудесными рыбами расписывает пасхальные яйца наша подруга Марина.

http://f23.ifotki.info/org/ea5f0675076ed2a8b4da67e941057cfd5b7a6e305807330.jpg

очень ...жалко ими разговляться, жалко ломать скорлупки:)))

+15

643

БРУНЕ  ОДИННАДЦАТЬ ЛЕТ !

с днем рождения тебя, счастливая моя, стальная и верная собака, мой путешественник, мой друг, мой напарник, собеседник  и защитник!.

уже полмира вместе... по морям по Белым, Черным, вдоль Балтийского...По Золтому кольцу и русскому Северу....
пешком по горам, Уральским,  по  Кавказским..я считала, досчитала до шестидесяти  городов, где мы побывали с Бруной и сбилась со счета...
Мы никогда не знали утром, где встретим вечер: на яхте ли, в поезде, гостинице, хостеле, палатке, где?  И ЧТО МЫ БУДЕМ жрать на ужин - это тоже не всегда понимали....

мне не надо было везти с собой рюкзак диетического корма: бутылка кефира, банка мясных консервов, батон хлеба - бывали и таки ужины на нас двоих пополам...

никаких разборных клеточек.. никогда.

и НИКОГДА мне не было стыдно за эту собаку мою и никогда не было  хлопотно с ней.

мы - неразделяемы.

МНОГА ЛЕТА ТЕБЕ, моя Бруна!
мы с тобой одной крови: ТЫ И Я.

парадный Деньрожденский портрет во дворе.

портрет  шерстяного колючего колобка( щипалась третьего января) .
завтра будем наш гвоздевидный углечерный антрацит общипывать, а сегодня -праздник:)) И ОЧЕНЬ БОЛЬШАЯ сырая грудинка прямо сейчас крошится на диване:)).

а Бруна все высматривает в окна знакомых кис возлюбленных:)))

http://f23.ifotki.info/org/0bd1dfb36b0f12729bcbaafbdadb1d035f3712307600030.jpg

http://f23.ifotki.info/org/64a85b7280ac72a630231daf48c92c955f3712307600422.jpg

http://f23.ifotki.info/org/d7541414520fcfe9657f703f7d0d85915f3712307600449.jpg

+33

644

Julik написал(а):

Вы смогли подарить ей самое ценное- всегда быть рядом!


это не самое ценное, поверьте.

Самое ценное - это неущемленная и неотнятая свободная воля, человека ли, собаки ли.

я у Бруны не отняла ее пытливой дерзкой  души,   а она была трудным щенком.

я отпустила ей дисциплину и выстроила наши отношения ТАК, что ей стало со мной интересней, чем без меня.

для меня самое ценное - что она была РАДА следовать со мной и ВПЕРЕДИ МЕНЯ по миру, и чаще - совсем без поводков, удавок,   зиц - плацев, разборных клеточек и прочих а ну комнерядомсуко.

Я ОЧЕНЬ ЦЕНЮ и берегу ее личный добровольный выбор быть моим напарником в жизни.
И ОЧЕНЬ благодарна моей собаке за то, что она добровольно разделила  жизнь со мной.

+17

645

спасибо превеликое ВСЕМ ВСЕМ ВСЕМ за личные поздравления с ДР Бруны!

все таки, полюбовалась и подчистила мою тему, часто убираю миновавшие  новости, разношу в тематические разделы, иначе очень уж быстро ресурс темы кончается. сорри, все поздравления остались в памяти очень теплым послевкусием.

а пока - продолжаем жить и шутить:)))

НАЛЕТЕЛА НА  НЕЛЕПЫЙ ЗАПРЕЩАЮЩИЙ ЗНАК И НЕ УДЕРЖАЛАСЬ, СВАРГАНИЛА ДЕМОТИВАТОР.  :D

http://f23.ifotki.info/org/69e1adaca27ba38e8e8b7fda916037b75f3716307844747.jpg

+13

646

фоток с Чемпионата и закулисной ризенотусели много и даже вовсе неплохих.  :hobo:   Ждите терпеливо, дарахие товарищчи, пока я сколько то высвобожусь и найду время фото с ЧР ИПО выложить...

а завтра Бука на фотоочереди.


http://f23.ifotki.info/org/7db912a3efa18ce0397015c331e017c85f3784308210323.jpg

+13

647

Елена Типикина написал(а):

фоток с Чемпионата и закулисной ризенотусели много и даже вовсе неплохих.

:D

а это Финик, Бойгин сын.

Фесс к нему внезапно  проникся до какого то щенячьего  восторга, обтыкал его носом, натопал ему приветливо об асфальт лапами и наприседал( приглашая в игру), а дальше -  стал уморительно учить мелкого играть, скакать дыбом и топать ногами в асфальт....

http://f23.ifotki.info/org/090214b0129207758755ee41c7f9c91e5f3784308216830.jpg

Мелкий все ловил на лету и старательно повторял точь -в точь, КАК ДЯДЯ ФЕСС!

очень люблю и уважаю матерых кобелей, кто весело и добродушно  берется учить наивную  молодежь уму - разуму.

http://f23.ifotki.info/org/14a33652f8e857d7adbefff8a429f2c45f3784308217306.jpg

http://f23.ifotki.info/org/36d4c6c76e974308f30eff9b2c019c565f3784308217108.jpg

+26

648

надеюсь что завтра смогу разобрать часть фотографий хотя бы и создам в своем подразделе форума тему: РИЗЕНОТУСЕЛЬ на Чемпионате!

и красивые фото Буки ( насолнце сегодня - просто супер) и Бойги вчера и ризенов-гостей тусовки  и целой кучи ризенят разновозрастного калибра , включая полугодовалого щеника, кого на умных дядей и тетей привели смотреть на карте, но  еще не разобраны. но  будут разобраны, рано ли, поздно ли.  вот фотографий только МНОГО. блин....от души натыкала в кнопочку.

что могу сказать: терпения терпения и терпения вам, дорогие товарищи. очень буду стараться вас не обмануть и много фот выложить.

впечатления от Чемпионата России - ошеломляюще прекрасны. честное слово.

+9

649

Самбука на Чемпионате.

http://f23.ifotki.info/org/ca605db3a63d45a1cc9435ee61a9a7e85f3712308359368.jpg

+18

650

во втором номере роскошного московского издания ДОГ РЕВЮ
( толстом глянцевом журнале о собаках и всем, что строит мир вокруг собак)
опубликована  моя очередная статья.

эта статья  посвящена Дню победы
представляю ее вашему вниманию и надеюсь, что вам будет интересно.
несколько фотографий с Ленинградского фронта публикуются впервые в истории.

http://f23.ifotki.info/org/fc3dd575c72d77412989c0fe3fcddbbf5f3786308462900.jpg

фото в полном размере для скачивания и чтения здесь:

http://i-fotki.info/23/fc3dd575c72d7741 … 0.jpg.html

выкладываю каждый разворот постранично.

+8

651

http://f23.ifotki.info/org/887d9675627699ca70aa7612e0901a195f3786308463618.jpg


ссылка на фото в большом размере.

http://i-fotki.info/23/887d9675627699ca … 8.jpg.html

+7

652

http://f23.ifotki.info/org/ec9d28af94971c728dddc5fbdae0e4665f3786308463981.jpg

ссылка на большеразмерное фото
http://i-fotki.info/23/ec9d28af94971c72 … 1.jpg.html

+7

653

http://f23.ifotki.info/org/600299c7d241898d54c6113fb9e764d95f3786308464120.jpg

ссылка на большеразмерное фото

http://i-fotki.info/23/600299c7d241898d … 0.jpg.html

+6

654

http://f23.ifotki.info/org/8d84d98e8600387ebbe54ef3ad8d0d2d5f3786308464264.jpg

ссылка на большеразмерное фото

http://i-fotki.info/23/8d84d98e8600387e … 4.jpg.html

+7

655

http://f23.ifotki.info/org/d5339fefca314ed6f1645d01f619000d5f3786308464369.jpg

сылкка на большеразмерное фото
http://i-fotki.info/23/d5339fefca314ed6 … 9.jpg.html

+9

656

и вся статья в сборе целиком: картинки увеличиваются по клику.

С ДНЕМ ПОБЕДЫ, друзья! 
Многа лета всем тем победителям фашизма, кто еще с нами, многая лета во всех странах мира!
И вечная память уже ушедшим в неземное воинам и всем, всем, всем  невинным людям разных национальностей и вероисповеданий, 
всем, кто стал невинными жертвами Второй мировой войны, самой сокрушительной и страшной войны в истории человечества.

http://f23.ifotki.info/thumb/150e5f99c094fd8d6c7ec677caf6e78b5f3786308464585.jpg

http://f23.ifotki.info/thumb/6ce88f15c532d73f19cbd6ec0fdb69db5f3786308464654.jpg
http://f23.ifotki.info/thumb/a08151972bfe3235ad7dc5f26c3172655f3786308464732.jpg

http://f23.ifotki.info/thumb/8dd6cdf4c2c3566593bf5d3c7cb7285c5f3786308464767.jpg
http://f23.ifotki.info/thumb/dbb69e3361bba5fa598282a9a87bc6085f3786308464798.jpg

http://f23.ifotki.info/thumb/f2f22785b0593cc3bc395b6b67fde2d05f3786308464831.jpg

+12

657

Ко дню Победы публикую здесь один избранный рассказ  из моей новой книги " Конская порча"

http://f23.ifotki.info/org/c1e23e04735b61afa2e94e6dd8b3dd015f3786308472882.jpg


Этот  рассказ  - посвящен  моей незабвенной бабушке, Александре Македоновне Добровой. 

Рядовой, служившей поваром пехоты в 509-м стрелковом полку 236 стрелковой Днепропетровской Краснознаменной ордена Суворова 2-й степени дивизии 3 Украинского фронта.

Рассказы о фронтовой жизни Добровой были мной очень остро восприняты и памятны мне с самого раннего детства.

С ДНЕМ ПОБЕДЫ, БАБУШКА ШУРА!

Серая пара фронтовых

      Пара упряжных лошадей светло-серой масти (белая масть лошадей по уставному называется серой) возила по дорогам, колеям и обочинам походную кухню: прицепную к отдельному передку, железную, зеленую, с дровяной топкой и невысокой трубой. За кухней походным маршем шагала моя молодая бабушка Шура, повар пехоты Третьего украинского фронта. И шла она, подчас горячо желая этим лошадям околеть, на мине подорваться, утонуть на переправе.
Долго я не знала о серых лошадях ни слова, долго бабушка не разговаривала со мной о войне, но если что и всплывало в ее рассказах, то часто бывало забавно, не занудно и даже легкомысленно. Будто бы она рассказывала о соседях по даче: «А вот был у нас на фронте один глупенький ездовый...»
На ее, бабушкином фронте люди ели наваристый суп, пили чай, отбегали в кусты по нужде, трунили прибаутками друг над другом. С фронта они посылали домой письма, посылки с мылом и шоколадом, а иногда и всю солдатскую денежную «получку» отсылали родне военным переводом.

Словно бы война эта страшная, победная и знаменитая прогремела где-то вдалеке, а моя бабушка осталась к ней вовсе не причастна, хотя, по ее собственным словам, она «много чего такого на фронте повидала, чего ни знать, ни людям рассказывать не нужно», и да, она имела медаль на полосатой гвардейской ленточке.

На праздные чужие вопросы о том, бывала ли она за границей, бабушка частенько отвечала насмешливым тоном (ирония ее в таком ответе была посвящена себе самой):

«А как же! По туристической путевке в Болгарии была и в Румынии была, в Югославии была, в Австро-Венгрии была, но там, правда, недолго. И все ведь пешком, пешком прошла, только один-единственный разок танкисты на танке прокатили, да на машине раз свозили в лазарет и в тот же день обратно на передовую». Иногда грустно добавляла вдогонку к рассказу: «Эх... пехота, пехота... сто килОметров прошла и еще охота...»

Все ее редкие рассказы о войне начинались с обращения ко мне по имени, к которому я была совсем не привычна: «Леночка...» Леночкой меня называли очень редко, чаще Аленкой или Еленой Типикиной, если хотели приструнить. Начиная рассказ о войне, она становилась тихой, серьезной, по-особенному грустной и вдумчивой, ее голос смягчался и опускался гораздо ниже повседневных интонаций, а рассказ слово за словом, возносился в прошлое, в бесстрастное и детальное повествование, неспешно открывающееся во всех памятных приметах событий, которым она стала невольным свидетелем. Она не отступала к повседневности от начавшегося рассказа, ничего не комментировала в отступлениях, никого не хвалила, не осуждала и не сравнивала в такие редкие минуты откровений. Она лишь рассказывала о памятном так ровно, мерно и беспристрастно, как кинопроектор анимирует изображение, кадр за кадром связывая отдельные фрагменты в одно ожившее документальное и достоверное целое.

Только очень повзрослев и похоронив ее, я поняла, что это и был ее настоящий голос, которым она почти никогда не говорила с собеседниками в пустячной повседневной болтовне. Серьезные, а не дурашливые воспоминания всегда требовали от нее больших усилий воли, она остерегалась тревожить свою память всерьез, будто бы опасалась утратить или повредить в себе заурядную привычку к настоящему времени: нет кругом войны и дай-то Бог, не будет еще долго, так зачем ворошить старое? Ее живая потребность вспоминать и пересказывать пережитое была незамечаема родными и долго не имела благодарных слушателей в близком кругу до той поры, пока я сама не стала нуждаться в ее рассказах.

На фронте она служила поваром в пехоте. Братья, имевшие бронь или по молодости возраста не побывавшие на войне, любили над ней поглумиться: «Шура, а сколько фрицев ты поварешкой там пришибла?» Так они злились, недобро завидуя ее расширенным правам и льготам участника войны, открывавшим законные пути к дефициту. Другой брат, фронтовик, инвалид без ноги, раз в несколько лет девятого мая приезжал в Курган на побывку к родне. Он был непьющий, веселый и деятельный старик, но девятого мая непременно набирался до мирных чувственных слез и всхлипывал, обняв бабушку за плечи: «Шурочка, плюнь на дураков, что они о войне знают. Мы с тобой фронтовики, а они... дураки... да просто дураки они...» Его рассказы о лошадях на войне меня совсем не веселили, я невинно расспрашивала ― он отвечал иной раз странно, с виноватой улыбкой: «Конину ел сырую в окружении, дохлятину. Ох, и вонючее конское мясо, с непривычки рвало, а привыкли и ели... другой еды у нас не было».

Другой фронтовик в близко знаемом клане Добровых, мастеровитый дед Семен, давний сожитель бабушкиной сестры, напивался девятого мая уже с обеда, решительно и зло. Он уходил от «победы» в трехдневный или более воинственный запой:

«Родину-мать продали! Сталина-отца продали, меня, солдата продали, кому, КОМУ за грош меня продали, уууууу... убью... батарея, по врагам народа залпом... огонь, заряжай, огонь!!!» Так он, артиллерист, пешком дошедший до Германии, вещал перед зеркалом в кухне их пригородного рубленого дома. Вещал он стоя, иной раз всю ночь, весь день и снова всю ночь напролет, раскачиваясь и держась за край стола одной рукой и грозя кулаком своему жилистому отражению в засиженном зеркале над столом. Рубаха на нем потела черными пятнами на спине и в подмышках, и пуговицы он рвал с груди иной раз с мясом... Никогда и никого он на моей памяти не пришиб, не ударил всерьез и даже не грубо не толкнул, хоть и хватался спьяну за плотничий топор, грозился на куски изрубить предателей. В запое сулил пешком пойти на Берлин, клялся достать, выкопать из земли и убить виноватых, из-за кого погибают проданные родина-мать и сталин-отец.

И к нему, если он еще не набрался до топора, я приставала с просьбами рассказать о фронтовых лошадях, тогда он замолкал на минуту, тяжело ворочал глазами и отвечал зеркалу твердо, весомо, решительно: «Лошадь, она же солдату... мать, она как отец! Она пушку везет... Много их в землю положили... и солдат в землю полегло... всё, всё продали, всё в глину закопали, землю продали, мать продали, отца продали!..» И далее сеанс вещания начинался во всю громкость по уже известному кругу. Трезвый дед Семен о войне со мной не разговаривал вовсе. Отмахивался как от глупой мухи и сворачивал с разговора на пустяк, щурясь и перекатывая по скулам ямки.

У них всех словно бы была другая война, иная, непохожая на победное приключенческое кино, на волнующие праздничные парады, яркие цветы и красивый вечерний салют, до которого можно было рукой дотянуться с нашего высокого балкона.

Но по мере моего взросления пугающая и непонятная мне изнанка другой войны понемногу приоткрывалась в осторожно рассказанных деталях повествования. Кто-то из родичей-фронтовиков нет-нет, да проговаривался, я запоминала. Важно было только выждать, исхитриться и в урочное время задать обдуманный верный вопрос, на который хотели бы рассудительно ответить эти близко знакомые, хорошие стареющие люди.

Вот что мне известно о белых лошадях и о зеленой походной кухне в истории жизни моей бабушки, истории рождения моей матери, а значит, последующего появления на этот свет меня самой.

Бабушка ушла на фронт «за папу». Ее отец был арестован и осужден по пятьдесят восьмой и получил «десять лет без права переписки» еще в тридцать восьмом. Что означал такой приговор, о том догадывались многие, но надежда увидеть любимого отца еще теплилась до пятьдесят третьего года. Только тогда зловещие предчувствия были подтверждены: расстрелян тогда же, в тридцать восьмом.

Уйдя «в люди» из села в семнадцать лет, бабушка Шура долго промышляла случайными подработками: снимала углы, нанималась поденной прислугой к служащим, работала прачкой, сиделкой и нянькой, но в итоге сумела как-то пробиться и пройти конкурс набора рабочих на мясоконсервный завод, где и получила статус социально полезного человека с карточками на продукты и койкой в барачном общежитии.

Даже в юности она была уже достаточно осторожна, чтобы пытаться утаивать родство с отцом-каэром. Вероятность внезапного разоблачения страшила ее больше, чем признание факта этого родства. В ответ на поступавшие предложения отречься от отца ради возможного приумножения социальных благ по рабочей линии она кротко отвечала начальству вежливым отказом: «Разве вы сам станете доверять ответственную работу тому, кто изменил родному отцу? Зачем мне терять чужое доверие? Пусть уж я останусь тем, кто есть, да зато на своем месте и при своей судьбе».

Ее личное правило так поступать оказалось отчасти верно. Многие и во многом ей наотрез отказывали, сторонились ее самой и ее статуса члена семьи врага народа, но и врагов народа уже было осуждено повсюду так много, что жизнь «народа» оказалась сплошь пронизана и связана незримыми узами сговора умолчания: все и кругом так или иначе уже были родней без вины виноватым врагам. Потому ее верность отцу располагала к себе людей, еще способных оценить такую правдивость.

Жизнь бабушки в городе была совсем не легкой, но как-то вошла в предсказуемое русло: она получила постоянную работу на заводе. Работала старательно и честно, ее трудовая книжка пополнялась только благодарностями, а политики она чуждалась, ни о чем не споря и не братаясь с правящей властью никогда и ни по каким поводам. При любой открывшейся возможности она поступала учиться на заводские курсы и училась между сменами всему, чему успевала: к сорок первому году бабушка Шура уже была старшим машинистом холодильной установки большого цеха, что совсем удивительно для человека, окончившего лишь начальные классы сельской церковно-приходской воскресной школы.

В один из рабочих дней конца сорок второго ее внезапно вызвал начальник цеха, в его кабинете уже сидел офицер НКВД. Там, в присутствии начальства, ей вручили предписание о немедленной явке по указанному адресу, куда она немедленно пошла пешком и прямиком, на слабеющих от страха ногах. Тот же самый офицер, что выдал ей предписание о явке, грозно задал из-за стола вопрос: «Во время обеденного перерыва в присутствии ваших сотрудников вы утверждали, что ваш отец несправедливо арестован и осужден советской властью?»

Бабушка обреченно и виновато созналась, сразу признала вину: да, на днях она говорила об отце с напарницей по цеху, рассказала ей, что считает арест папы или ошибкой, или результатом напрасного оговора, и что сама она никогда не верила и не верит в его участие ни в каком антисоветском заговоре. В тот момент она обреченно поняла, что погибла, что ее мучительное предчувствие и давние страхи сбылись ― через мгновение последует арест. Офицер НКВД, как вспоминала бабушка, смотрел на нее пристально, холодно и совершенно бесчувственно – наверное, так смотрит большая холодная змея на маленького робкого мышонка. Бабушка ждала конвоиров.

«В военкомате вам незамедлительно выпишут повестку от сегодняшнего дня. Не позднее завтрашнего утра вы явитесь на мобилизационный пункт. Тогда я остановлю дело под предлогом вашей мобилизации. Есть прямая установка оставлять без внимания заявления такого рода, если подозреваемый уже мобилизован. Поторопитесь». И указал пальцем на дверь. И уже ей в спину он вполголоса добавил: «Удачи вам на фронте, Доброва. Я знал вашего отца, мы вместе учились в училище».

Этот разговор в НКВД состоялся примерно в два часа пополудни. В восемнадцать ноль-ноль бабушка уже стояла на сборном пункте возле Курганского железнодорожного вокзала с небольшим узелком личных вещей. Старалась затесаться поглубже в шумную толпу провожающих. Уезжала одна, озиралась, и все боялась погони и ареста, мысленно поторапливая попутный эшелон. Главным богатством узелка были теплые байковые панталоны, подаренные ленинградской эвакуанткой, соседкой по общежитию, и старинная миниатюрная расческа из китового уса с узкими прорезями (такая расческа была ценнейшим инструментом для вычесывания вшей с волос). Бабушка Шура уезжала в Омское военное училище, на срочные курсы фронтовых интендантов, куда была зачислена на курс поваров. Долго ей было невдомек: отчего в этот раз так милостиво обошлась с ней судьба, почему именно ей дорога легла в обратную от Европы сторону, а не прямиком на фронт, куда увозили с попутными воинскими составами мобилизованных девушек, призванных с ней в один день... Несколько позже, уже в училище, она случайно узнала, что грозный офицер НКВД замолвил о ней слово в Курганском военкомате и изо всех разнарядок в учебные части ей выдали ту, что оказалась местом потеплее.
В училище зубрили воинский устав, разбирали и собирали винтовки, примыкали к ним штыки, маршировали строем, заучивали наизусть таблицы калорийности пайков, продуктовые летние и зимние рационы и, кроме всего прочего, учились правильно сервировать столы, что бабушку поначалу даже немного удивило.

Учить строевую и задания ей было легко, но и на подводные камни своей учебы в Омском военном училище она налетела быстро. Бабушке было уже 28 лет, что едва ли не по умолчанию, но предполагало: незамужняя девица в зрелом возрасте обязана быть... гораздо более доступна, чем неприступна наотрез. Упрямство такого рода обошлось бабушке вполне предсказуемо: фронтовую разнарядку она получила не в штабные повара и не в госпитальные, а в пехотный стрелковый полк боевой орденоносной дивизии, ведущей активные наступательные действия. На самую что ни на есть передовую, переднюю линию фронта. В пехоту.

Много смешного рассказывала бабушка об их девичьем вагоне военного эшелона, увозившего новобранцев на фронт. Для начала, в теплушке им забыли выпилить дырку в полу. Особенности разницы физиологических конструкций мужчин и женщин дорожники вовсе не учли, вагон на посадку подали теплый, с печкой и спальными нарами, но не оборудованный гальюном. Потому отправление нужды на ходу поезда выглядело срамным аттракционом: двое, а то и трое попутчиц крепко держали за руки подругу, выставившую наружу из товарного вагона голый зад. Молодые солдатики из соседних вагонов, конечно, одобрительно гоготали и улюлюкали, любуясь на такой смачный развлекон, но один из старших солдат в итоге сжалился над девками и выпилил им маленькую дырку в полу, приставив к ней ведерко с выбитым дном.

А дальше были город Москва, одна экскурсия по центру на открытом бортовом грузовике, один сеанс в кино, одна баня и получение комплекта чистой мужской солдатской формы второго срока выслуги, снова теплушка ― и вот он, здравствуй, фронт. Третий Украинский фронт, недалече от Ростова.

Бабушкина кухня шла в хвосте колонны батальона пехоты таким же, как и все, походным пешим маршем. Кухню везла запряженная в дышло пара лошадей, вся забота о которых лежала на ездовом. Он лошадей кормил, он чинил амуницию и запрягал, отпрягал и отводил пару на остановке в схроны кустов или оврагов. За кухней обычно следовала еще одна повозка, приписанная к роте. На ней подвозился на выдачу солдатский провиант и постоянно кочевали суточный запас хлеба, брикетированный торф, разные нужные мелочи, а также запас конского фуража для прокорма ротных лошадей.

У бабушки была беда с ногами ― то есть, не беда даже, но весьма большое фронтовое неудобство: от природы она имела такой высокий и крутой подъем стопы, что ни кирзовые сапоги уставного образца, ни даже советские яловые солдатские ботинки на ее ноги было не натянуть никаким макаром. За своими кипящими котлами на колесах бабушка шагала в ботинках ленд-лизовских, кожаных, с глубокой шнуровкой: люверсы на ботинках ржавели, протирали и рвали шнурки, а кроме того, ботинки эти были низенькие и потому черпали воду, да и обмотки на голенях они держали слабо. Прошло немало времени, покуда бабушка приноровилась к своей военной обуви, а пока не научилась делать из проволоки железные крючки-застежки, пока не стала ловко мотать обмотки, то много поскрипела зубами над своими промокшими и сбитыми ногами.

Горячая пища готовилась на каждую роту в батальонной походной кухне, дважды в день. Каждый повар обслуживал горячим питанием свою роту. Готовилась горячая еда и днем и ночью (на утро), зеленые котлы не пустовали никогда, и даже начисто вымытые ― снова кипятили воду для солдатского обогрева. За «кипяточком» пехотные солдатики присылали к котлам гонца в любое неурочное время, да и грех было не держать дежурного «кипяточка» для тех, кто вечером не знал, останется ли жив наутро. Потери были несчитанными в этом наступлении, конвейер обновления личного состава работал на полную катушку: к вечеру в роте заметно убывало бойцов, подставлявших на раздачу котелки еще в обед, а утром на их место уже прибывало проголодавшееся пополнение.

В те дни бабушка особенно невзлюбила тех ушлых интендантов, кто исправно выписывал продукты на полностью укомплектованную роту, но втихаря от командира роты требовал урезать закладку в котел под предлогом ожидаемых днем потерь. Разница увозилась интендантами в неизвестном направлении. Лгать она не умела, но терпеливо сносить чужое лукавство и подчиняться начальству давно привыкла, потому душа ее молча кипела возмущением без всяких устных пререканий. «Самой не наживаться на чужой беде, как папа учил, а остальных рассудят Бог и люди» ― с этим она и проживала фронтовые будни, не обличая, впрочем, никого.

По ее словам, число потерь всегда зависело от самых младших командиров воинских подразделений: у разумного командира боевые потери минимизировались продуманной тактикой выполнения приказа, но были и карьерные выскочки, кто почем зря губил бойцов десятками, посылая их на совершенно неоправданные цели.

Лошадей берегли больше, чем солдат или кухонную обслугу: как только кухня останавливалась на марше, пару тотчас отпрягали от передка и отводили от передовой линии насколько можно дальше назад, в любое пригодное укрытие, где ездовой (согласно фронтовому выговору, ездОвый) колдовал над конями, проверяя им подковы и подвязывая торбы на кормежку. Если лошади были смирные и опытные, то ездовый отходил от коней и помогал при кухне: помочь наносить откуда можно воды, сложить торфяные брикеты поближе к топке, поколоть дровишки, если они найдутся в степи, или помочь поварихе вскрыть банки с «тушняком». Бабушка за помощь жаловала его пайковой махоркой ― сама она курить не приучилась. Но если с вражьей стороны метелил артобстрел или прямой наводкой ухали минометы, то ездовый от коней не отлучался никуда, он держал их в поводу, а кухня... кухня варила походный обед, совершенно демаскируя сто с лишним порций будущих солдатских щей столбом желтого торфяного дыма, открыто поднимавшегося из кухонной трубы.

«Елена... ведь на трубу ты задом не сядешь и головою дыма не заткнешь», ― так рассказывала бабушка. «Дым из кухни в степи и днем за версту видать, а ночью вовсе за три. Ну какой же минометчик не наведет по дыму на кухню? Только ленивый и не наведет... Это ведь немалое дело, сто с лишком душ, к примеру, оставить в чистом поле голодом... много ты на голом сухпайке навоюешь?»

Технология приготовления горячей пищи на передовой была такова: при помощи солдат, кухня перекатывалась со старого место в любое другое, еще непристрелянное. Сначала поварешкой перемешивалось содержимое котлов. Только затем открывалась топка, и в нее поспешно закидывались торфяные брикеты, после чего нужно было отбегать от кухни на безопасное расстояние: по столбику дыма, взметнувшегося из трубы, минометчики «оттуда» начинали бить взрячую. Если минометы били особенно густо, то на трубу временно надевали мокрую шапку, чтобы присадить дым.

На раздачу горячей пищи приезжал сам ротный старшина в телеге, он привозил и хлеб из передвижной пекарни, и табачное довольствие, и сто граммов каждому он сам разливал в очередь из особой мензурки. Ротный старшина был главным авторитетом и хозяином роты во всех вопросах, не касавшихся тактики ведения боевых действий. Старшина той роты, где начала войну бабушка, был человек понимающий, отзывчивый, но не вполне ухватистый и расторопный. На интендантов он мало жаловался, а больше огорчался их лукавству, потому и перебои с доставкой продуктов в роте случались нередко, и задержки со сменой и починкой обмундирования зияли лохмотьями на шинелях, и рабочие лошади в роте были самые слабосильные, из обозных остатков.

Несколько пар лошадей, сменивших друг друга, были такими жалкими, что даже ездовый на марше не взбирался на козлы передка, а шел рядом с лошадьми пешком. Кухню эти бедные ледащие кони иной раз не могли без помощи людей выдернуть из глубокой дорожной колеи. Что поделать ― таких давали поварам из конского остатка; все крепкие, рослые и в особенности, отличные трофейные лошади уходили туда, где больше всего нужна была здоровая сила: в артиллерию, в инженерные обозы, да и просто к пробивным хозяйственникам, умевшим где надо извернуться и поднажать.

За первые три месяца бабушкиной службы сменилось три подряд упряжки лошадей и трое ездовых: все они были убиты или ранены в авианалетах пикирующими самолетами, бомбившими на марше наши пехотные колонны. В пешей колонне лошадей по команде «воздух» отпускать с вожжей было категорически запрещено. Ездовый был обязан удерживать гужевую пару там, где всех застала атака с воздуха. Иначе обезумевшие от страха кони неминуемо передавили бы и смяли, потоптали бы копытами и колесами своих, упавших на землю при сигнале воздушной атаки. Немудрено, что солдаты мирной фронтовой профессии «водитель обозной кобылы» часто оставались там, где держали своих гривастых сослуживцев. Тела погибших при налете бойцов оставались лежать на обочине, ожидая похоронную команду, останки лошадей и ошметки железа стаскивали с дороги в поле, колонна шла наступательным маршем дальше, на новые позиции, а бабушка отправлялась в батальон, дожидаться и получать новую кухню и нового ездового.

Там, в батальоне, к ней однажды и подкатил кто-то из маловажных по званию, но имеющих власть офицеров интендантской службы. И получил решительный отказ. Месть его была проста, вполне законна, но коварна: бабушка получила новую кухню с парой лошадей очень шугливого нрава.

Вот эта серая пара и стала ее настоящим фронтовым проклятием: ездовый в одиночку не справлялся с истеричными лошадьми, панически боявшимися атаки с воздуха. Кони эти слышали самолеты задолго до того, как звучала команда «воздух». Бабушке приходилось кидаться ездовому на подмогу и помогать держать пару на вожжах, а к такому геройству она была непривычна и беснующихся лошадей боялась всерьез. Боялась и... держала вожжи сколько было сил. Чтобы не было хуже. А хуже бывало: в один из первых же маршевых дней эти лошади дважды за сутки перевернули навзничь и проволокли по грязи кухню, ускакав с ней в изрытую воронками степь. Серые подхватывали на унос, в панике шарахаясь от низко летящих над колонной и вражеских, и наших самолетов. Наша штурмовая авиация в один из дней летала бомбить вражеские позиции с утра и до вечера, самолеты низко шли на бреющем полете, как вспоминала бабушка, «гудели тучами, густым роем». Всем нашим это зрелище, конечно, было отрадно видеть перед массированным наступлением, но только не бабушке: рядовая Доброва получила строгое взыскание за тройной перерасход продуктов и, плача от бессилия, в третий раз подряд отмывала от глины и заряжала котлы для варки тем немногим, что еще оставалось в наличии, пока ездовый наскоро чинил порванную упряжь...

И самое главное: когда горячий обед бывал вывернут на землю пугливыми лошадьми, тогда бабушка и ездовый носили его в роту из батальонной кухни на себе, в термосе-ранце, проделывая дорогу по позициям перебежками, иногда ползком и по множеству раз подряд. Сил у нее после доставки горячей пищи в роту не оставалось, дозволенного времени на сон и отдых не оставалось тоже, солдаты спали, кто где и как притулился, – бабушка варила в котле горячую еду на утро.

Однажды ротный командир сжалился над бабушкой и после такой бессонной ночи на маршевом переходе дал ей ротную верховую лошадь, в каждой стрелковой роте был верховой конь для порученцев командира. Но бабушка, никогда не ездившая верхом, на шагу задремала в седле и свалилась с коня, больно ушиблась и стала бояться лошадей еще сильнее, чем опасалась их раньше. А по серой паре наводили и стреляли гораздо чаще, чем по лошадям темной масти, светлые лошади неприметны на снегу, но в бесснежное время, да еще и в степи они — издалека заметная мишень для прицела.

Эта серая пара и подвела ее под пережитый лютый, смертный страх, когда она трижды за ночь пережила осязаемое приближение неминуемой смерти. Снова ездовый и бабушка не удержали пары, те разбили очередной котел, ездовый получил положенные ему штрафные наряды, а бабушку вплоть до получения нового котла приказным порядком откомандировали доставлять горячий обед корректировщикам на позиции, вынесенные в поле далеко перед нашими окопами. Как только стемнело, бабушка выползла с термосом на спине... Щелкнула пуля, дзынькнул термос, и горячий суп потек ей на спину. Термос был прострелен насквозь, точнее, был сбит его замок, и крышка попросту раскрылась. Пришлось уползти обратно вместе с термосом, чтоб предъявить причину невыполнения задания.

Со вторым термосом повторилась ровно та же история, причем термос был виртуозно прострелен ровно в том же месте, где и первый, выстрелом был точно отбит замок крышки. Бабушка вернулась и во второй раз...

В третий раз она поволокла термос за ремни волоком по земле, не надевая его на спину. Тащила и с леденящим ужасом в душе отчетливо понимала, что вражеский снайпер разглядывает ее в прицел. И в третий раз снайпер пробил термос, но сразу же прислал вдогон вторую пулю, назидательно вонзив ее землю перед бабушкиным носом. Вернувшись в окоп, бабушка совсем ничего не соображала и не могла толком пояснить, только лязгала зубами перед солдатами и старшиной, пока все они с удивленными матерками крутили и разглядывали виртуозно пробитый снайпером бак. Старшина помолчал, покурил и пошел прямиком к командиру роты. О чем они наедине говорили с командиром, то неведомо, но днем бабушку вызвали в штаб полка, где строго расспрашивали о беспорядках с выдачей провианта и о ночном приключении с термосами, после чего опрашивали и старшину, решительно вступившегося за бабушку. Старшина этот представил ее как честного, терпеливого и старательного солдата.

Бабушку за окопную выслугу перевели на офицерскую полевую кухню, а в батальонную солдатскую на ее место назначили молодого повара, парня из прибывшего пополнения. Служить поваром на кухне штаба полка ей было уже значительно легче, хоть и нисколько не проще. Готовя вкусную и разнообразную еду (так написано в наградном листе) для офицеров полка, она в звании рядового, в должности повара, дотопала с разными фронтовыми приключениями пешком до Европы, форсировав и Днепр, и Буг и Дунай, имея в активе сильную контузию и, как следствие, способность верно и заранее предчувствовать перемену погоды. Задолго до сообщения из радиоточки погода извещала ее о перемене с сухой на дождливую наступлением зычного гула в ушах: «Ох, колокола в ушах загудели, надо на дачу ехать парник накрывать, ночью большая гроза будет. А не накрыть ― так всю рассаду поломает и цвет обобьет». Соседки по дворовой лавочке доверяли бабушкиному колокольному звону больше, чем диктору радио и нередко подрывались к своим парникам сразу вслед за ней.

Там, на фронте, мою бабушку не обошла стороной и походно-полевая, первая в бабушкиной жизни, скоротечная любовь, точнее сказать, не имевшая продолжения временная привязанность, итогом которой стали демобилизация в декабре сорок четвертого и рождение моей матери в феврале сорок пятого года.

Там, на фронте чужой «политический» командир, по всей видимости, полковой особист, требовал от бабушки отказа от отца и, не дождавшись такого отречения, запретил вручение ей солдатской медали «За боевые заслуги». Эта медаль все-таки нашла бабушку с великим опозданием. Она была ей доставлена и вручена только летом 1992 года, уже после отделения Украины и вскоре после передачи военных архивов из Украины в Россию. Но это уже совсем другая история, мало имеющая отношения к фронтовым лошадям.

Сколько раз я слышала от Македоновны о пугливой упряжке, столько раз сама она искренне удивлялась необъяснимому промыслу, витавшему над ней и выводившему на спасительный берег даже в самые отчаянные минуты ее фронтовой жизни.

А белые лошади, внезапно переменившие ее фронтовую судьбу, в итоге: «так и пропали под артобстрелом, напугались взрывов, да вырвались, опять понесли и со страху наскочили на что-то такое, что вдребезги разбили ездовому кухню, а себе переломали ноги».

И уже лично от себя добавлю к бабушкиным рассказам:

Я, Елена Типикина, внучка Александры Македоновны Добровой, благодарю того снайпера, кто, увидев в прицеле своей винтовки молодую женщину, бойца вражеской армии, трижды дал ей шансы прожить ее век до глубокой старости и до мирной кончины в своей постели.

+22

658

Елена! Спасибо за такую историческую и редкую информацию ко дню Победы! Я поняла, что хочу не только августовский номер журнала, а и этот второй. Расскажите, как приобрести можно? Хочется не просто в электронном виде иметь, а и в печатном, чтоб на память, чтоб ребенку, бабушкам, дедушкам показать.

Отредактировано gallka (09-05-2018 15:35:28)

+1

659

gallka написал(а):

Я поняла, что хочу не только августовский номер журнала, а и этот второй. Расскажите, как приобрести можно? Хочется не просто в электронном виде иметь, а и в печатном, чтоб на память, чтоб ребенку, бабушкам, дедушкам показать.


Все ПРОСТО:

пишете ( вариант - звоните) СЮДА, оформляете заказ и получаете по почте!

рассылка у издания отлично работает, быстро, в срок.

tel. +7 (916) 435 73 73
http://dogreview.ru
http://www.facebook.com/yana.khorunzhaya?ref=tn_tnmn

http://f23.ifotki.info/org/22129bdde5bc50cca6d13ff6e85cd1e45f3717308529801.jpg

+4